Новый знакомый вася читать

Екатерина Барсова, Заветный ковчег Гумилева – читать онлайн полностью – ЛитРес

Мне тоже с тех пор приходилось читать разные тексты — заочников, Начало пошло легко: «У меня есть друг Вася. Мы во всём помогаем друг другу. венные душевные качества нового знакомо- го. . новый друг обходился минимумом звуковых сигналов одеяние молодого Васи вовсе не требовало. Маша минус Вася, или Новый матриархат (сборник); Читать онлайн бесплатно .. Однажды встретились на квартире у его знакомого доктора.

До утра осталось всего каких-то четыре часа. Если она не поспит, то на работу придет вялая и уставшая. Шефу это не понравится. Допив молоко, Жозефина пошла в спальню.

Компьютер она не выключила, и на экране мерцала сложная схема со стрелочками, кружочками и волнистыми линиями, в центре которой красовался герб династии Романовых.

Через два дня открытие научной конференции, нужно присмотреться к участникам. Вдруг кто-то еще занимается этой темой, подумала Жозефина перед тем, как закрыть. Часть первая Ярославль — Москва. Наши дни Мария шмыгнула носом и еще раз внимательно прочитала сообщение. Внешне было не придраться.

Дрогнула рука и он поставил лишний? Или хотел подчеркнуть, что ему страшно интересно знать, как у нее дела, хотя они недавно общались? Я нахожусь в очень красивом месте. Как ты думаешь, в каком? На этот раз вопросительный знак. И смайлик с дурашливой улыбкой.

Даже не ломай голову. Маша и не собиралась ломать голову. На международную научную конференцию. Один день уже пролетел. Через два дня Вадим вернется. Почему бы не развеяться и не порадовать тетушку? Все было хорошо, и даже прекрасно, Тамара Владимировна встретила гостью домашними пирогами — нежными, тающими во рту, с румяной корочкой, как Маша любила. Особенно вкусными были пироги с картошкой и луком. Год назад Тамаре Владимировне исполнилось семьдесят два года, но выглядела она прекрасно: Тамара Владимировна долгое время преподавала музыку в музыкальной школе.

И всего лишь пять лет назад оставила это занятие. После обеда Маша решила отправиться на прогулку, тетушка хотела было составить ей компанию, но Маша отказалась: А сегодня я хочу пройтись одна, осмотреть город самостоятельно. На самом деле Маша собиралась навестить одного знакомого, но решила сохранить этот визит в тайне, чтобы Тамара Владимировна не обижалась, что она проводит время не с.

Перед выходом Маша мельком посмотрела на себя в зеркало. Темные, слегка вьющиеся волосы, полные губы, симпатичное лицо. Вот только глаза — грустные. Она улыбнулась своему отражению, надеясь, что это поможет поднять настроение.

Виктор Степанович жил на окраине города. Следовало бы позвонить перед тем, как идти, но Маша хотела сделать ему сюрприз. К счастью, Виктор Степанович оказался дома. Вот тапочки, вот вешалка. Раздевайся, и идем пить чай. Я как раз купил вкусный пирог с вишней. Словно предвидел твой визит. На старости лет телепатом заделался, ей-богу!

Маша минус Вася, или Новый матриархат (сборник)

Или ты куда торопишься? Могу себе позволить не торопиться, — улыбнулась Маша. В том числе и от Москвы. Ты мне позвонила неделю назад, сказала, что, возможно, приедешь, но как-то неопределенно. И рад, что все так удачно сложилось. Кухня была маленькая, даже повернуться негде. Хозяин суетился у плиты.

Если закрыть глаза, то можно перенестись в детство, когда бабушка также хлопотала на кухне и заваривала вкуснейший чай с медом и липой. У меня тут целая россыпь трав. Есть липа… А где-то еще мед.

Нет ничего лучше, чем чай с медом и липой. Наше подсознание иногда дает нам замечательные подсказки. Впрочем, это не относится к тебе, Машенька, — галантно поправился Виктор Степанович.

Так что побольше ругайте. И выйдет из меня толк. После чая с пирогом Виктор Степанович пригласил Машу в гостиную. Эта маленькая комнатка осталась именно такой, как Маша запомнила: Вдоль стен — полки с книгами.

У Виктора Степановича была отличная библиотека, оставшаяся еще от отца. Как же ты похожа на свою прабабушку! Она опустилась в мягкое кресло и подперла щеку рукой. Виктор Степанович остановился около книжных полок и, протянув руку, достал старую толстую тетрадь. Не хочу лишний раз беспокоить. Виктор Степанович проницательно посмотрел на нее сквозь очки и спросил: Тетрадь в руках Виктора Степановича была дневником, который прислал ему один старый друг, работавший в краеведческом музее.

В музей этот дневник, вместе с другими бумагами умершей бабушки, передали родственники. Мол, хранился в их семье с незапамятных времен. Ведь записи в дневнике касались их предков. Виктор Степанович развел руками. Традиции… Нам сейчас, честно говоря, трудно себе представить: Мы привыкли воспринимать революцию, разруху, гражданскую войну… как набор слов.

Наш взгляд из сегодняшнего дня, когда у нас есть крыша над головой, есть еда на столе и есть уверенность, что ты выйдешь на улицу и тебя не подстрелят, не способен охватить.

Жизнь могла оборваться в любой момент. Люди стали как хищные звери: Твоей двоюродной прабабушке, кстати, повезло, Машенька. В то время немногим удалось проскочить. Или пройти над бездной. Настоящих специалистов все-таки ценили.

Молодая власть отчаянно нуждалась в. Ведь не осталось никого, кроме революционного пролетариата и крестьян, которые косо смотрели на новые порядки и были готовы в любой момент взбунтоваться. А государству требовалось как-то функционировать. И поэтому привлечение спецов, пусть даже старой закалки, — стало жизненной необходимостью. Ариадна Федоровна была из их числа.

Маша знала, что когда случилась Октябрьская революция, ее прабабушке Ариадне Федоровне Бориславской исполнился двадцать один год. Она была очень талантливой девушкой, занималась биологией и делала многообещающие успехи в медицине. Ее родители умерли в восемнадцатом году. Из родных осталась только сестра — Машина прабабка.

Сведений об их жизни в первые годы советской власти было катастрофически мало. Маше удалось выяснить, что после революции Ариадна Федоровна работала в институте Богданова, но после двадцатых годов сведений о ней больше.

Зато осталось несколько писем Ариадны к подруге, некой Наташе Р. Это упоминание об Анастасии Романовой очень заинтересовало Вадима, он занимался историей царской семьи после их ареста. А еще Вадим считал, что Анна Андерсон, одна из самых известных девушек, которая выдавала себя за чудом выжившую царевну Анастасию, не лгала, а была именно младшей дочерью императора Николая Второго, а не самозванкой.

С Виктором Степановичем Маша познакомилась случайно, три года назад разговорившись на одном из конгрессов по истории. Деду Виктора Степановича повезло меньше, чем Ариадне Федоровне.

Или о нем просто больше известно. Вернулся он оттуда очень больным человеком и прожил всего пять лет. Виктор Степанович, будучи еще мальчишкой, слушал его рассказы о прошлом.

Позже он записал по памяти многое из того, что слышал, но признавался, что немало упустил. Он вышел, закрыв за собой дверь. Маша набрала номер Вадима. Неужели ему трудно ответить на ее звонок? Неужели он не понимает, что она беспокоится! Да и потом, разве ему не хочется услышать ее голос, поговорить с. Может быть, он вообще уже охладел к ней? Маша поняла, что такие вопросы заводят ее слишком далеко, и дала себе приказ: Вадим просто не может сейчас ответить.

Она нажала на отбой и положила мобильный на столик перед. Хозяин квартиры вплыл в комнату с подносом, на котором стояли чашки с чаем и вазочка вишневого варенья.

Внуки ездят нечасто… Виктор Степанович жил один: Не каждый же день его посылают в заграничную командировку. Общается с коллегами, весь в научных спорах и докладах. Ученые — люди увлекающиеся. Ты и по себе знаешь. А может, он телефон потерял? Закинул куда-нибудь среди бумаг и звонка не слышит? Все у него по правилам должно быть, и вещи лежат строго на своих местах, ничего никогда не пропадает. Все бумаги и документы разложены по папкам.

Не то что у. Действительно, вскоре раздался звонок. Но только звонил не Вадим. Мама звонила не так уж. Они с отцом жили своей жизнью, были совсем не старыми и очень активными людьми. У них был свой круг друзей, сложившийся за многие года. Костяк этого круга составляли школьные и институтские товарищи, такие же активные и деятельные.

Маша очень любила родителей, но образ их жизни ей совершенно не подходил. Чаще всего вечерами ей хотелось остаться одной, слушать музыку или просто грустить, читать стихи, смотреть в окно. Мама с папой считали такое времяпровождение пустой тратой времени. Маша никогда не делилась с мамой своими переживаниями и секретами, опасаясь, что это тоже сочтут неважным и бессмысленным.

К счастью, против ее увлечения историей родители ничего не имели. И даже гордились, что их дочь учится в аспирантуре. Вадима они также одобряли. Маша встретила Вадима год назад, и ей казалось, что жизнь входит в берега.

Вадим был полной ее противоположностью. Если Маша втайне не любила порядок и тяготела к хаосу, то Вадим напротив — любил, чтобы все лежало по местам. Маша была совой, Вадим — жаворонком, Вадим любил сладкое, Маша — острое и соленое, Маша любила поваляться на диване с книжкой, Вадим — любил планировать выходные заранее и составлять пункты развлечений.

Он вообще любил планы, отчеты, строгий распорядок. Живя с родителями — она жила в их доме. Они все делали дружно — ходили за покупками, готовили, принимали друзей. Никакой инициативы Маша проявить не могла.

И за это могла простить Вадиму многое — его мелкие придирки, стремление ее поучать, ревность к научным успехам. Но иногда ей становилось тяжело, и она думала, что, возможно, они не слишком-то подходят друг другу. Только признаться себе в этом у нее не хватало решимости. Парень был из породы трудоголиков и фанатов, как и он.

С такими Вася обычно быстро находил общий язык: Собеседники обменивались визитками и впоследствии, если встречались на разных мероприятиях, вели себя как старые знакомые, а бывало, что общение продолжалось и более тесно — завязывались совместные интересные дела и проекты.

В фойе конференц-зала Вася и его новый знакомый — Вадим — перекинулись лишь парой реплик, более подробно поговорить не удалось, потому что начиналась конференция, но визитками обменяться все-таки успели.

А где вторая, там и третья — нас же трое. Решаем, куда пойдем. Что у нее куда более важная миссия. Ей необходимо найти Поцелуев мост. Объясняю Крашэ, что в такую погоду все же лучше ходить по дворцу, в тепле разглядывая шедевры. Говорит, что от того, найдет она Поцелуев мост в Питере или нет, зависит ее жизнь и судьба.

Не более и не менее. При этом она стоит очень близко это ее манера — подходить во время разговора к человеку впритыксмотрит на нас сквозь толстые стекла очков: Потому что Димон — это святое.

Платоническая, потому что Димон — голубой. Но это не страшит Крашэ. Она считает, что когда-нибудь переделает Димона. А если нет, то духовное все равно важнее телесного. Поцелуев мост станет их символическим загсом, так как согласно одной из легенд, если поцелуешься на мосту со своим любимым, то и не расстанешься с ним.

Димон приедет завтра, и завтра же произойдет их символическое бракосочетание. Короче, вот такой бред. Но мы верим в бред Крашэ, потому что верим в их любовь с Димоном. Выходим опять в крошево и слякоть. Кружим по городу, спрашивая у прохожих дорогу к Поцелуеву мосту. Подходим к одному мосту, другому, третьему, четвертому… Доходим до Новой Голландии, куда нам присоветовал идти один из проходящих морячков, а там, мол, рукой подать.

Рвемся в эту самую Голландию пройти. Но Голландия на замке, патруль нас не пускает, объясняя, что там находится что-то очень секретно-военное. В поисках стратегически важного для нас объекта — Поцелуева моста — ходим вокруг военной базы, как три диверсантки, то и дело выбирая из своих глазниц залетающий туда мокрый снег.

Мы торжественно всходим на Поцелуев мост, взволнованно носимся по нему туда-сюда и трижды друг с другом расцеловываемся на вечную дружбу. Вечером мы сидим у Валентины — в узкой, как шкаф, комнате в коммуналке на Желябова. Валентина кипятит в чайнике две бутылки красного сухого вина, добавляет туда сахара и гвоздики и, обзывая этот напиток глинтвейном, разливает его по чашкам. Мы сдвигаем наши чаши за великую платоническую любовь Крашэ и Димона.

Крашэ раскраснелась и выглядит настоящей невестой. Ее огромные голубые глаза висят, как воздушные шары, словно бы отдельно от. Мы пьем горячее вино, болтаем, мы — счастливы. На другой день Димон не приедет. Ночью его заберут, дадут срок. Из тюрьмы он так и не выйдет. Утренние размышления о любви 3. Утром действительно стало легче и понятнее, как жить. Что надо просто очень долго, протяженно, не суетясь, его любить. Что уже все состоялось, что любовь есть, но просто она вот такая — без частых звонков и почти что без встреч, но нить натянута.

И надо этому просто радоваться, что вот есть это натяжение. На том и остановимся. Пусть он у меня сияет протяженно, как свет звезды. Он же природное явление — ветер, звезды, степь, мой сад — счастье. Дневные размышления о любви 3. Они познакомились на Волге, на теплоходе, на котором плыли из Куйбышева да, тогда Самара называлась Куйбышевом в Волгоград в командировку.

Им достались верхние полки в темном четырехместном трюме, и поэтому они старались проводить все время на палубе. Днем они загорали, ели сахарный, истекающий алым соком арбуз, неизвестно чему смеялись, глядя друг другу прямо в.

Его глаза были тогда синие, такого же цвета, как Волга. В Волгограде, переделав командировочные дела, они поехали в Волжский, к ее подруге. Она свалилась на них, такая огромная, что они, подавленные ею, весь день пролежали в гостинице, испуганно прижавшись друг к другу, и не знали, что делать с ней, открывшейся перед ними бездной, и не знали, как с ней сладить.

На другой день он уезжал в Москву. Она — в свои астраханские степи, откуда и была родом. У нее был муж и сын шести лет. У него была жена и сын-старшеклассник. Потом они еще несколько раз встречались, тайно, жадно. В чужих городах, на чужих квартирах, чужих диванах и простынях.

Однажды встретились на квартире у его знакомого доктора. На чужой плите она жарила курицу, он разглядывал медицинскую энциклопедию. Он рассматривал каких-то безобразных уродов: Он поднял голову и сказал: Потом пришла домой к мужу и сказала: Муж, конечно, ее не отпустил.

Потом были дни, месяцы, годы, которые, казалось бы, только и были созданы для того, чтобы ими, как бинтами, можно было замотать эту любовь, одеть ее в смирительную рубаху, чтобы она там умерла внутри ее, отмучилась, сдохла. И вроде бы отболело. Сын вырос, муж сидел в кресле у телевизора, жизнь вроде бы состоялась. Через десять лет они случайно встретились опять в командировке, в Кустанае, в казахских степях. Сидели в шатре, куда их пригласили на пирушку в честь окончания общего дела.

Он и она сидели и молча смотрели друг на друга. Потом так же молча, как звери, встали и пошли в степь. Они любили друг друга так же жадно, как и десять лет назад, как будто и не было никаких десяти лет, как будто не было у нее семьи, мужа и сына, как будто не было разлуки.

Над ними так же, как тогда, в Волжском, на берегу Ахтубы, грозно висела огромная звездная бездна и так же остро и грешно пахла полынь. Утром, когда они уже были в гостинице, из номера он позвонил жене в Москву и сказал, что уходит от нее, потому что встретил здесь, в Кустанае, женщину, которую любил десять лет.

На том конце провода вдруг тонко заголосили, его жена голосила и голосила, не останавливаясь, тонким пронзительным голосом ребенка, которому очень больно. Его жена плакала и плакала, а он стоял, отвернувшись к окну, держа телефонную трубку, и слушал. Она тихо оделась и вышла. Утренние размышления о любви 4. Сказала, чтобы сейчас же собирал вещи и уходил. Вчера с ним поехали за стройматериалами в Москву, и он как-то хитро сел в другой вагон электрички, чтобы ехать не с ней, и потом, пока она выбирала в магазине обои для дома, он тихо сказал, что сейчас быстро сходит в институт, который закончил уже лет пять тому назад, ему зачем-то надо попасть на семинар, и очень долго его не.

Пришел, сказал, что на семинар он не успел. А где же ты был, с кем виделся? Она поняла, что был у. Ничего ему не сказала. До утра он играл в шахматы, а она встала в 6: Так та его называла. Вот как пошло с утра, так и покатилось. Он ушел спать, сказал, что проснется, соберет вещи и уйдет. Она подумала, что действительно уйдет, потому что это уже всем надоело: Он любит ту, из института, а ее даже не уважает, иначе не было бы неделю назад этого публичного тисканья незнакомой девки в ресторане.

И вчерашнего прыганья в другой вагон электрички. И хождения по институтам. В общем, разваливается семья на глазах. И ее уже не склеить. Надо уж думать о дальнейшем, о своем будущем. О виртуальном немце, который появился у нее в соцсетях, вдовец с семилетней дочерью на руках, сделавший ей предложение, или, наоборот, о реальном враче из Санкт-Петербурга, который подарил ей зачем-то макет корабля.

С алыми, между прочим, парусами. Или просто отдохнуть от всех мужчин и заняться собой и своим делом.

бМЕЛУБОДТ фТЙЖПОПЧЙЮ фЧБТДПЧУЛЙК. чБУЙМЙК фЕТЛЙО

Ну просто устала, просто страшно устала стеречь. Когда нашла переписку с той, он предложил ей восточный вариант: Ушел и в тот же день вернулся. Якобы за зарядкой от телефона. Открыла дверь, он зашел и остался. Та звонила, плакала, что у них любовь. Что она любит его, а он.

Предложила им пожениться и оставить ее в покое. Гнала его к. Лежал на диване и жениться на той не. Просто хотел ходить в общагу. Полгода сторожила его, а он ударил опять в то же самое место.

Павлик Наркоман Полный 1 сезон

Приехал и пошел к той, соскучился, видно, за лето — 1 сентября. Так что спасения ей и семье их нет, и она больше не. Он неисправим и исправляться не хочет. Кстати, развестись он предложил сразу, как только она завелась. То есть он все время об этом думает, раз так сразу же и предложил.

Заветный ковчег Гумилева

Мол, проснусь, соберу вещи и уйду. Хватит, уже наигрались в семью. Ту измену не пережить. Он чужой стал, а это уже не переделать, не перетерпеть. Пусть идет к. Дневные размышления о любви 4. А он сидел-сидел, видимо, ждал, что я к нему подойду, а я не подходила, и он тогда вошел в комнату полувошел, он же теперь никогда не входит, а стоит в дверях и говорит: Он говорит, что вот, он может уходить. Что у него есть дом и он туда поедет. Ну, уходи, сказала я и дальше смотрела фильм.

Маша минус Вася, или Новый матриархат читать онлайн - Сборник (Страница 4) - rairoucome.tk

А он пошел опять к компу. И тут я поняла, что на самом деле это он так извиняется, то есть делает первый шаг к примирению. Мол, вот собрался, и от тебя зависит, уходить мне или. И я должна была сделать шаг второй к примирению. И я его сделала. Я пошла к нему, сказала, что это он надумал, пусть собирается в Челябинск, в командировку, завтра мы выезжаем, и обняла его голову.

И он меня не отталкивал, как раньше, а как-то очень покорно прислонил ко мне свою теплую голову, и несколько секунд мы постояли. И потом пошли на кухню, и я сказала, что вот у меня есть предложение руки и сердца от виртуального мужчины с 7-летней девочкой, но мне жаль его, моего мужа, и я его не брошу.

И он очень обрадовался этим словам. И тоже что-то сказал. Что, мол, он же нечаянно в другой вагон сел. То есть как бы мы поругались потому, что он сел в другой вагон. А потом он съел борщ, а я пошла опять лежать, а он опять за комп. Потом я написала его сыну эсэмэску, что мы едем в Челябинск и что папа сейчас ему позвонит, чтоб он приезжал туда к нему повидаться.

Он позвонил сыну по телефону, что-то говорил так ласково, расплылся в улыбке детско-младенческой, когда разговаривал, это вот так мы любим все же своих детей и не контролируем себя, делаемся с ними прямо дураками. Но сын тоже был ласков и сказал, что подумает до вечера, ехать.

Потом смотрю, а мужа моего уже нет перед компом, он тихо ушел спать. Он, видимо, не спал всю ночь и утро. Все время собирать вещи. Утром успел еще сказать, что я той что-то не то сказала. Что, мол, ты той сказала? Видимо, я виновата у. А я то и сказала, когда та звонила со своей любовью, чтоб та не лезла в нашу семейную жизнь. Пусть себе сначала заведет семейную жизнь и поживет с мужем и потом посмотрит, когда кто-то придет и начнет разбивать ее семью.

В общем, опять мы с мужем. И я лежала уже одна и думала, что все же я его люблю, видимо, сильно почему-то. Я это почувствовала в. Вот когда его голову обняла и прижала к груди. И он так покорно и так благодарно прижался ко. Что не выгнала, что люблю его, что не брошу. И он, видимо, меня любит сильно. Иначе убежал бы к той еще тогда, ведь у них была прямо страсть. А он все же себя переломил, а ему, это, видно, было трудно. И вот до сих пор еще ходит к. Но это уже на излете. И скоро осень глубокая, безрадостная.

И надо работать, делать ремонт в доме. В общем, покой и тишина. Как в семье и должно. Тебе спасибо, моя подруга, ты всегда поддерживаешь меня и направляешь в позитивную сторону. И я смиряюсь и начинаю в этом направлении думать. Что разбивать семью.

В ней всякие перепады случаются: Очень же тяжело жить вдвоем с другим человеком. Даже с мамой трудно. А уж с мужчиной! В общем, надо уже учиться мудрости и не сходить с ума по его загулам.

У него это бывает редко, и надо привыкнуть. Что они ему почему-то нужны, чтобы кровь разогнать, что. Ну вот такой. И ведь старается не изменять.